«Analitica»: русские уже здесь

Венесуэльское правительство утверждает, что единственной причиной, по которой западные державы стремятся свергнуть Каддафи, это желание завладеть нефтяными запасами Ливии, которые являются самыми крупными в Африке и составляют 41,5 миллиарда баррелей.

Но истина заключается совсем в другом. Запоздалое решение Запада о совместных действиях против тирана фундаменталистского толка, поддерживающего планы по уничтожению Запада, объясняется тем, что ряд транснациональных корпораций уже давно добывают ливийскую нефть на основе концессионных контрактов, одобренных Муаммаром Каддафи, не без выгоды для себя самого, разумеется.

Каддафи прошел ряд сменяющих друг друга циклов сближения и расхождения с международными нефтяными компаниями. В 70-х годах прошлого века он их национализировал, и иностранное присутствие было сведено к минимуму, однако впоследствии в результате падения цен на нефть и изоляции Каддафи и поддержки им террористических групп, его доходы от продажи нефти сократились. Как следствие, Каддафи снова пригласил иностранные компании в Ливию.

В Ливии представлены следующие иностранные нефтяные компании: итальянская ENI, австрийская OMV, испанская REPSOL, французская TOTAL, британская BP, бразильская PETROBRAS, а также американские MARATHON OIL, AMERADA HESS, CONOCO-PHLLIPS, OCCIDENTAL PETROLEUM Y EXXON-MOBIL. Как видим, Национальный переходный совет получил от Каддафи тяжелое наследие в виде соглашений с международными нефтяными компаниями, которые уже обосновались в Ливии.

Помимо нефтяных компаний, отдельного внимания заслуживает российский концерн «Газпром», деятельность которого носит геополитический характер. Это самый крупный энергетический холдинг России, разрабатывающий крупнейшие запасы газа в мире: 33,1 триллиона кубических футов. Эта транснациональная компания имела долевое участие в добыче ливийской нефти в размере 7,4% (приблизительно 112 000 баррелей в день) до того, как повстанцы начали боевые действия, и вела с Каддафи переговоры о расширении своей деятельности в стране. Эти проекты были отложены до создания нового правительства, представленного Национальным переходным советом. И раньше наблюдались случаи, когда интересы России ущемлялись в результате перемен в «теоретически союзных и дружественных» странах. Так произошло в Ираке, где после свержения Саддама Хусейна новые власти аннулировали все контракты с Россией. Москва не хочет, чтобы теперь то же самое повторилось в Ливии, которой она продала оружия на 4 миллиарда долларов в рамках военно-технического сотрудничества, о котором Путин и Каддафи договорились в 2008 году. Поэтому упор делается на укрепление стратегических позиций в области торгово-экономического сотрудничества с упором на нефть, хотя при этом Россия не отказывается и от осуществления проектов в области инфраструктурных объектов, транспорта, дорожного строительства и т.д.

В результате этих стратегических усилий Газпром сейчас оформляет приобретение за 170 миллионов долларов 50% акций компании ENI на ливийском месторождении Elephant, запасы которого оцениваются в 700 миллионов баррелей. Правительство РФ также тщательно изучает все соглашения и возможные сценарии развития событий, разрабатывает целый ряд новых проектов соглашений в нефтегазовой области. Этот вопрос курирует непосредственно министр энергетики РФ Алексей Сухов. С другой стороны, Национальный переходный совет Ливии желает обсудить проекты и подписать контракты с российской стороной. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров ожидает прибытия в ближайшие дни в Москву делегации нового правительства Ливии.

Между Каддафи и правительством Венесуэлы много совпадений, которые повторяются вновь и вновь. В нашей стране Газпром осуществляет деятельность в нефтегазовой сфере. Недавно этот российский холдинг потребовал от государственной нефтегазовой компании Petróleos de Venezuela (PDVSA) изменить выделенные ему участки на береговой линии штата Фалькон (Falcón), посчитав их невыгодными с экономической точки зрения. Не будем забывать, что Венесуэла также подписала с Россией договоры о поставках оружия. Как и в Ливии, когда произойдет смена венесуэльского правительства, и Россия повернется спиной к Чавесу, как она повернулась сейчас к Каддафи, нельзя будет утверждать, что русские пришли, чтобы завладеть нашей нефтью, поскольку они уже здесь.