Экс-ФРС: опасаюсь, что долг в США может повыситься

Одной из задач ближайшего будущего является построение международного банковского регулирования. Другой важнейшей задачей (для США) остается реформа на рынке недвижимости. Об этом рассказал в интервью телеканалу «Россия 24» глава комитета регулирования и отчетности банковской системы ФРС в 2006-2009 гг., ныне профессор Economics University of Chicago Booth School of Business Рэнделл Кросзнер.

Добрый день, господин Кросзнер! Спасибо, что нашли время для интервью!

— Добрый день!

— У меня есть несколько вопросов по мировой банковской системе. Аксель Вебер на данном форуме предположил, что миру необходимо глобальное банковское регулирование, вроде норм «Базель-III», которые будут применяться везде одновременно. Вы согласны с этой точкой зрения?

— Я думаю, что международная координация в области регулирования является очень важной, поскольку одной из проблем является наличие абсолютно различных регулирующих структур по всему миру, а многие банки конкурируют на уровне глобального рынка. Поэтому необходимы одинаковые нормы. Я думаю, что необходимы очень простые базовые нормы в области капитала и ликвидности. Но при этом необходим дифференцированный подход, поскольку у всех страны различные потребности, различное строение, но базовые основы должны быть одинаковыми. Также необходима координация для осуществления этого.

— Что вы думаете о законодательстве Додда-Фрэнка в США? Насколько достаточным оно является для будущего?

— Законодательство Додда-Фрэнка затрагивает много вопросов. Но оно требует множество исполнений множества регулирующих мер: необходима разработка более 250 норм и правил, которая продолжается. Многое в законотворческом процессе еще далеко от идеала. Я думаю, что не нужно оставлять процесс незаконченным. Нужно посмотреть, как нормы действуют на существующие вопросы. Нормы затрагивают много важных и правильных вопросов, но не все. Я опасаюсь, что не все может быть проведено до стадии закона.

— Чего не хватает в законодательстве Додда-Фрэнка?

— Один из вопросов, который остался незатронутым, это рынок жилищной недвижимости. Спасение крупнейших ипотечных агентств Fannie Mae и Freddie Mac очень дорого стоило налогоплательщикам. Ничего не было сделано в области реформирования этих компаний, законодательство Додда-Фрэнка не затрагивает этот вопрос. Я думаю, что это большая дыра в реформе регулирования. Ведь это был кризис жилой недвижимости, а Додд-Фрэнк не затрагивает этот сектор.

— Что именно может быть сделано? В ипотечном секторе и за его пределами?

— Очень важными здесь являются четкие нормы в области ипотечного кредитования. Но более важным здесь является роль правительства. Собирается правительство оказывать поддержку или нет? Каков размер этой поддержки, при каких обстоятельствах? Частный рынок может быть спокоен до тех пор, пока он знает, что собирается делать самый крупный игрок, которым является правительство.

— Налаживание работы ипотечного сектора является критически важным для пускового толчка банковской системы? Или это то, что необходимо, но не гарантирует, что банковская система будет адекватно функционировать?

— К сожалению, ничто не может гарантировать того, что банковская система будет адекватно работать на протяжении времени. Это важная составляющая, которая отсутствует. При этом есть другие составляющие, где мы видим прогресс: увеличение основной части собственных средств банков. В США в этой составляющей достигнут хороший прогресс; он не полный, но хороший. Далее – законодательство Додда-Фрэнка направлено на сглаживание рискованных взаимосвязей между компаниями, оно затрагивает рынок деривативов. Для этого разработаны стандарты, но они до сих пор не реализованы. То есть риски все еще есть, они не ликвидированы. Мы идем по пути постепенного прогресса, но пока не все цели достигнуты.

— Как вы считаете, эту проблему также поможет решить закон Додда-Фрэнка?

— Он только частично затрагивает этот вопрос. Необходимо улучшение управления рисками финансовых организаций, мониторинга рисков. Некоторые элементы закона Додда-Фрэнка, как и элементы «Базель-III», способствуют этому, но самым лучшим является использование здравого смысла и размышление над вопросом: «Какие есть риски?» При этом не стоит привязываться к какой-то конкретной модели, а просто использовать здравый смысл и подумать, что же действительно нужно. Возможно, какой-то финансовой организации нужно больше капитала из-за того, что рисков у нее больше.

— Можно ли сказать, что состояние банковской системы США сейчас стабильнее, и восстановление после кризиса там было быстрее, чем в Европе, где банки сильно зависят от госдолга стран региона?

— Я думаю, что зависимость банков от госдолга отличается в США и Европе. В Европе не было такого значительного прогресса по увеличению основной части собственных средств банков. Кроме того, на балансе европейских банков слишком много гособлигаций стран региона. Также не стоит забывать, что госдолг в США, несмотря на бюджетные проблемы, имеет более высокий рейтинг, чем госдолг многих стран Европы. Таким образом, большой объем рискованных гособлигаций на балансах банков представляет собой трудности во многих странах Южной Европы.

— Есть ли риск негативного развития событий в бюджетной области в США?

— Если посмотреть на план работы с большим дисбалансом между доходами и расходами, то это абсолютно точно произойдет. Не знаю, насколько скоро, но в определенный момент рынок скажет: «Мы не можем просто доверять политическому процессу, чтобы сбалансировать доходы и расходы, и мы хотим держаться подальше».

— Какова роль кредитно-денежной политики?

— Я считаю, что кредитно-денежная политика сработала очень хорошо в сдерживании инфляционных рисков. Мы не хотели, чтобы произошло нечто вроде событий 1930-х годов, мы не хотели попасть в ситуацию, в которой находится Япония. ФРС это понимала и предприняла очень успешные действия для сдерживания инфляционных рисков. Это очень помогло экономике. И это является важным условием для экономического роста. Но этого недостаточно. Учитывая всю неопределенность в бюджетных вопросах, в вопросах регулирования, в мировой экономике в целом, очень трудно резким толчком запустить экономику. Кредитно-денежная политика оказывает поддержку экономике, ее работа — это необходимое условие, это основа, но ее недостаточно для того, чтобы рост экономики продолжался.

— Балансовый счет ФРС увеличился до 3 триллионов долларов и продолжает расти. Уровень инфляции достаточно невысокий. Есть какие-то риски, связанные с такой ситуацией?

— Как вы верно заметили, мы видим резкий рост балансового счета ФРС. Когда я пришел в ФРС в 2006 году, он составлял 800 миллиардов долларов, а сейчас свыше 3 триллионов долларов и продолжает увеличиваться. Но инфляция в США находится на низких отметках. Почему? Основная причина заключается в сильном спросе на банковские резервы и валюту. Когда люди обеспокоены, увеличивается владение валютой, когда банки обеспокоены – владение банковскими резервами. Поэтому баланс ФРС смог вырасти до такого огромного объема. Из-за неопределенности и опасений частных лиц и банков нет роста денежного предложения и ускорения инфляции.

Тут есть сложность для ФРС, потому что ФРС хочет поддержать восстановление экономики, но она не хочет слишком рано прекратить поддержку. Очень сложно узнать, когда восстановление будет полным. Сегодняшние данные говорят нам о предыдущем квартале, а нужно прогнозировать, что будет в следующем квартале. Это очень сложная задача. Но ФРС необходимо прогнозировать, когда будет восстановление, когда появится инфляционное давление, чтобы в нужный момент прекратить поддержку. Я думаю, что ФРС внимательно следит, чтобы риски ускорения инфляции были сдержаны, чтобы ситуация не вышла из-под контроля. Это одна из сложнейших задач для Федрезерва за последние десятилетия.

— Федрезерв готов допустить более высокий уровень инфляции?

— ФРС сказала, что готова допустить инфляцию в 2,5% вместо 2%. Я думаю, что Федрезерв хочет, чтобы инфляция была чуть выше. Но регулятор будет очень внимателен, если инфляция окажется выше 2,5%. Этот показатель выше целевого показателя в 2%, но ненамного, не настолько, чтобы инфляция вышла из-под контроля.

— До какой отметки ФРС готова увеличивать свой балансовый счет, на ваш взгляд?

— Я думаю, что ФРС будет делать все, что считает нужным, для борьбы с риском дефляции и негативных шоков, которые могут быть. Будем надеяться, что их не будет и Федрезерв сможет замедлить темпы скупок активов, чтобы баланс не разрастался слишком сильно с текущих показателей. Но если будет необходимость, ФРС будет это делать. Глава регулятора Бен Бернанке сказал первый, что ФРС предпримет «все необходимые меры». Сейчас это выражение взяли на заметку мировые центробанки. Я не думаю, что ФРС и ее глава отступятся от этого обещания, если вдруг появятся негативные шоки. Будем надеяться, что их не будет.

Положительным фактором я считаю то, что появилось чуть больше места для действий, для обсуждения некоторых пунктов сокращения расходов. Я думаю, что нам нужен тщательный анализ всех пунктов расходов: какие из них важны. Необходимо провести тщательную оценку этого. Нужны не просто политические переговоры, в которых говорится – нам нужно 10% этого и 5% этого, а нужен тщательный анализ – что важно, что более необходимо и должно получать больше финансирования, а что менее необходимо – меньше финансирования. Возможно, для проработки этого вопроса нужно чуть больше времени, сейчас оно появилось. Будет ли улажена эта проблема? Я надеюсь, но оптимизм не слишком велик, проблем очень много.

Очень важно для Конгресса и для президента понимать все последствия обязательств, которые были сделаны. Ведь очень легко брать обязательства и не думать о последствиях. Я думаю, что определенная часть переговорного процесса была непродуктивной. Важно подумать о том, как финансировать все расходы, а потом администрации и Конгрессу необходимо вместе решить все вопросы, связанные с этим. И я опасаюсь, что долг в США может быть еще выше.

— Большое спасибо за ваши ответы.

— Спасибо.