«GM Узбекистан» не удовлетворяет отечественного спроса

Узбекистан, пожалуй, единственная страна в мире, где подержанная машина стоит больше новой. А все потому, что в условиях жестко контролируемой экономики этой страны дефицит автомобилей, равно как и твердой валюты, является нормой жизни.

В последние недели в столице Узбекистана Ташкенте стала привычной картина, когда автолюбители выстраиваются в многочасовые очереди и осаждают дилерские центры «Шевроле». И это при том, что компания «Дженерал Моторс Узбекистан» в июле этого года выпустила с конвейера двухмиллионный автомобиль и довела в этом году производственные мощности на своем предприятии в густонаселенной Ферганской долине до 250 тысяч штук. Причина такого несоответствия, похоже, заключается в том, что Узбекистан отчаянно нуждается в твердой валюте.

«Шевроле» — своего рода король дорог Узбекистана. Агентство «Рейтер» подсчитало, что в 2011 году на долю автомобилей марки «Шевроле» приходилось 94 процента всего количества новых автомобилей, проданных в Узбекистане. Это самый большой показатель среди всех рынков, где продаются машины «Дженерал Моторс». Эти автомобили выпускаются совместным предприятием, изначально созданным в 1992 году как «УзДЭУавто», а в 2008 перешедшим к «Дженерал Моторс» после приобретения компании «Дэу Моторс» американским автомобилестроителем. Двадцать пять процентов СП находятся в руках детройтского концерна «Дженерал Моторос», а остальной пакет принадлежит правительству Узбекистана в лице представительницы узбекского автопрома — государственной компании «Узавтосаноат».

Правительство Узбекистана самым активным образом охраняет господствующие позиции компании «Дженерал Моторс Узбекистан» в объеме автомобильных продаж. Ташкент ввел запретительные пошлины на ввоз любых импортных автомобилей в размере 30 процентов от таможенной стоимости плюс до трех долларов за 1 кубический сантиметр объема двигателя. Таким образом, таможенные пошлины на импортные машины могут повысить конечную стоимость транспортного средства более чем вдвое. Такой контроль над рынком позволяет компании «Узавтосаноат» ежегодно повышать собственные цены. Последнее повышение цен, объявленное в июле этого года, составило от 7,4 процентов за автомобиль модели «Шевроле Кобальт» до 26,4 процента за «Нексию» и 28,1 процента за «Матис». Теперь наиболее популярные модели, такие как «Матис» и «Нексия», будут стоить 22,94 млн сумов (10 800 долларов по официальному обменному курсу, 8 400 — по курсу черного рынка) и 35,76 млн сумов (16 900 долларов по официальному курсу и 13 200 — по курсу черного рынка) соответственно. В 2012 году розничные цены на автомобили выросли на 12-29 процентов, а в 2011 году — в среднем на 18 процентов, сообщает газета «Новый век».

Несмотря на высокую стоимость узбекских автомобилей на отечественном рынке и тот факт, что средняя зарплата составляет порядка 200 долларов в месяц, спрос превышает предложение. Причем покупатель должен сначала внести предоплату в размере 85 процентов, а потом ждать еще до года поставки автомобиля, после чего уплатить остаток, который почти всегда к тому моменту увеличивается в размере. И хотя дилеры принимают лишь узбекские сумы, реальной покупательной способностью обладают в принципе лишь доллары.

«Ты приносишь свои доллары и заключаешь с дилером договор, открываешь пластиковую [дебетовую] карту [банковский счет], чтобы положить доллары, которые конвертируются в сумы», — поведал EurasiaNet.org один житель Ташкента, находящийся как раз в процессе приобретения автомобиля, подтвердив и другие рассказы.

Ажиотажный спрос порождает в дилерских центрах разного рода махинации. Чтобы избежать долгого ожидания, люди пытаются дать дилерам взятку. Более того, поскольку по установленным властями Узбекистана правилам запрещается перепродажа автомобилей отечественного производства в течение года с момента покупки, а нетерпеливые автолюбители готовы переплачивать, только бы не ждать целый год у дилера, стоимость «слегка подержанного» авто превышает цену на новый автомобиль. Продавцы на портале частных объявлений torg.uz просят до 18 400 долларов за «Нексию» 2012 года выпуска при цене на новый автомобиль в 16 900 долларов.

«Из-за действующих импортных тарифов узбекским автопроизводителям не нужно конкурировать в Узбекистане с импортными автомобилями зарубежного производства, отсюда и их невнимание к отечественным потребителям, … несмотря на явно очень высокий спрос на эти автомобили среди узбекских автолюбителей», — говорит аналитик по России и СНГ компании IHS Global Insight Лилит Геворгян.

Обостряет дефицит в Узбекистане еще и тот факт, что многие автомобили поставляются за рубеж и продаются там за твердую валюту по льготным ценам. В официальных дилерских центрах «Дженерал Моторс Узбекистан» в Казахстане автомобиль «Нексия» стоит чуть ли не вполовину меньше, чем в Узбекистане.

Как ни парадоксально, но падение спроса на автомобили узбекского производства за рубежом подстегнуло в последние месяцы спрос на местном рынке. По сообщению российского агентства «РИА-Новости», в первом полугодии 2013 года экспорт узбекских автомобилей в Россию сократился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 38 процентов до 31 182 штук. По сообщению портала Gazeta.kz, за тот же период Узбекистан почти удвоил экспорт своих автомобилей в Казахстан, доведя его до 5 720 штук.

Новость о появлении дополнительных автомобилей подстегнула автолюбителей, желающих приобрести автомобиль, объясняют жители Ташкента. «Цены периодически поднимают, так что люди пытаются получить машины как можно скорее. Кроме того, люди говорят, что российские дилеры возвращают много «Нексий» и «Матисов», и это может быть еще одной причиной, почему «Узавтосаноат» активизировал свою кампанию по заключению договоров и люди поспешили в дилерские центры за автомобилями», — пояснил житель Ташкента.

Неоднократные попытки связаться с представителями компании «Узавтосаноат» и «Дженерал Моторс Узбекистан» по телефону и электронной почте успеха не принесли.

Как поведал EurasiaNet.org один ташкентский экономист с опытом работы в автомобильной отрасли, машины узбекского производства стоят дешевле за рубежом по той причине, что отечественный автопром нуждается в твердой валюте.

Компания «Дженерал Моторс Узбекистан» может экспортировать автомобили с минимальной прибылью для себя, потому что нуждается в иностранной валюте, «чтобы расплачиваться за [импортные] комплектующие, [из которых собирают машины узбекского производства]», — говорит этот экономист. Падение спроса на узбекские автомобили в России не привело к снижению цен на отечественном рынке, потому что постоянный дефицит автомобилей породил активный спекулятивный спрос. Спекулянты обладают «большой покупательной способностью» поглотить новые машины, выброшенные на местный рынок, рассказал этот аналитик, пожелавший остаться неназванным из опасения карательных мер со стороны властей.

Подобная приоритизация экспорта — не единственный случай, когда Ташкент ставит свои интересы на иностранных рынках выше интересов местного населения: ради получения твердой валюты Узбекистан предпочитает экспортировать природный газ в Китай, Россию и другие страны по рыночным ценам, заставляя собственных граждан — которым газ поставляется по субсидированным ценам (если поставляется вообще) — в зимние месяцы зачастую сидеть без газа.