Украина теряет для «Газпрома» всякую ценность

Новый виток осложнений между Россией и Украиной по вопросу поставок природного газа вызвал ажиотаж – публика помнит «исторические» примеры разрешения подобных противоречий. После недолгих размышлений российская сторона в лице вице-премьера Игоря Сечина на церемонии заполнения «Северного потока» техническим газом ответила: на фоне конфликта с Украиной третья нитка проекта имеет право на существование.

Немногие придали значение этому заявлению, а зря. С VI квартала первая очередь Nord Stream выйдет на проектную мощность в 27 млрд кубометров в год. Уже завершена укладка половины труб второй нитки. А перспектива новой газовой войны с Украиной действительно может активизировать поиск еще $3–4 млрд на строительство уже третьей ветки. Тогда проектная мощность «Северного потока» с 55 млрд теоретически может вырасти до 80 млрд кубометров. С учетом абсолютного контроля над газотранспортной системой (ГТС) Белоруссии почти полностью исчезает риск нехватки газа в Европе, даже без «Южного потока». Нет, от него тоже не откажутся, и будут долго договариваться и строить, но только чтобы исключить возможность появления европейского Nabucco с перспективой роста спроса на российский и среднеазиатский газ в Европе.

В этих условиях ценность ГТС Украины неминуемо снижается. Страна повторяет ошибки прошлого. Прежние попытки ее перевода на европейский уровень цен показали необходимость снижения транзитных рисков (как следствие, появились проекты «Северного» и «Южного» потоков).Теперь «Газпрому» будет проще убедить своих западноевропейских партнеров в необходимости третьей нитки. И процесс уже пошел.

Украина сейчас, явно преувеличивая, говорит о завышении цен на российский газ на $200 за тысячу кубометров по сравнению с Германией или указывает в сторону Белоруссии, которая может получать в ближайшем будущем газ по внутрироссийским ценам. Пример Белоруссии не совсем корректен с учетом вступления этой страны в Таможенный союз (от чего Украина с радостью отказалась). А Германия, похоже, единственная страна в Европе, которая не проявляет признаков паники перед возможностью роста влияния «Газпрома» на своем рынке. Спокойно и прагматично немецкие компании участвуют в транспортных проектах «Газпрома», дают строить электростанции и даже пускают российского монополиста в свой акционерный капитал. То есть немцы не препятствуют выполнению заветной стратегии Газпрома относительно присутствия во всех звеньях цепочки от добычи до реализации природного газа конечному потребителю.