Кто придёт на смену БРИК?

Шёл ноябрь 2001 года. Джим ОНейлл из Голдман-Сакс даже не представлял себе, отдавая в печать свой доклад, что он завоюет успех. Девять лет назад родилось сокращение БРИК: оно было сжатым, исчерпывающим и выражало то, что Бразилия, Россия, Индия и Китай скоро станут новыми кирпичиками (по-английски кирпич пишется bric), без которых перекладина между колоннами нового мирового порядка не выдержит.

Сегодня Китай — скорее развитая, чем развивающаяся страна. Бразилия движется ускоренными темпами, Индия — это экономика, с которой Азия не может не считаться, а Россия — из них всех наименее блистательная, но управляет крупнейшими природными ресурсами. В общем, их роль — уже факт. Поэтому пришло время новой встряски. Пришло время искать следующую четвёрку.

Кто придёт на смену БРИК? Перекладина между колоннами прочна, кирпичи есть. Мир движется всё быстрее, его паровому двигателю нужна энергия. После БРИК приходит очередь СТИМ: ЮАР, Турция, Индонезия, Мексика (Sudafrica, Turchia, Indonesia, Messico): по-английским пар пишется steam, а произносится «стим».

СТИМ — это предложение, а не достоверность. Не точка прибытия, а точка отправления для дискуссии о странах, на которые направить взгляд и смотреть как на новые рынки.

СТИМ — это, прежде всего, обобщение экономических данных, а потом мнений, собранных среди экспертов, их побуждений, даже критики. И критике, конечно, подвергается.

Почему именно СТИМ? В письме председателю совета ЕС Херману ван Ромпею от 4 февраля председатель группы социал-демократов Европарламента Ги Ферхофстадт (Guy Verhofstadt) пишет: «В 2050 году G7 будет состоять из США, Китая, Индии, России, Бразилии, Мексики и Индонезии». По данным МВФ, в 2013 году ВВП развивающихся стран превысит ВВП высокоразвитых стран: к тому времени на Китай придётся 11,4%, на Мексику 2%, Турцию -1,4% и Индонезию -1,3%. В 2050 году Мексика станет шестой сильнейшей экономикой в мире и обгонит даже Россию, Индонезия превзойдёт Италию и Канаду, а в Турции доход на душу населения станет таким, как у американцев сегодня. А Южноафриканская республика? Джим ОНейлл заметил её потенциальные возможности ещё в 2003 году и посвятил ЮАР специальный отчёт. К тому же Претория имеет быстро увеличивающееся население, много молодёжи, один из самых интересных средних классов, а через 100 дней там пройдёт Чемпионат мира по футболу.

В 2005 году ОНейлл писал: «Страны БРИК — это не только удивительно быстро развивающиеся страны. Они особенные, потому что у них есть всё, включая размеры, чтобы бросить вызов самым крупным экономикам в терминах мирового влияния». Совершенное определение для поиска следующей великой четвёрки. Но гуру из Голдманна-Сакс предложение СТИМ не нравится: «ЮАР, Турция, Индонезия, Мексика», — говорит он, — «уже находятся в числе 11, о которых я говорил в 2005 году, и я не поддерживаю идею отделить некоторых от группы. Спустя пять лет, я считаю, ничего не изменилось». Те одиннадцать, по ОНейллу, остаются одиннадцатью: кроме четвёрки СТИМ — Бангладеш, Египет, Иран, Южная Корея, Нигерия, Пакистан, Филиппины и Вьетнам.

В середине февраля исследовательский центр «Евромонитор Интернэшнл» публикует работу «New Frontiers: Strategy Briefing on the Next Eight Emerging Economies». В ней говорится о восьми странах: четвёрка СТИМ плюс Аргентина, Польша, Саудовская Аравия и Южная Корея. Автор работы Алекс МакКи (Alex Mс Kie), старший научный сотрудник, согласна с указанием в четвёрке СТИМ действительной первой линии стран. «Индонезия»,— пишет она, — «это четвёртая страна в мире по населению, 89% которого мусульмане, и среди немногих стран, которые избежали рецессии благодаря внутреннему спросу. ЮАР имеет наибольший показатель роста населения, и потребление растёт благодаря новому среднему чёрному классу, а в нём на 40 % решают чернокожие женщины, на что истратить деньги». Поэтому в Претории захватывающее пари: будущее за чёрными и, к тому-же, женщинами.

По мнению МакКи, новые БРИКи необходимо рассматривать как будущие большие рынки для старого Запада. «Путь к тому, чтобы стать будущими большими производителями, как Китай, однако, длинный», — признаёт она. Нельзя забывать и о других трудностях: «Мексика, например», — говорит она, — «недавно пострадала от американского кризиса также и в терминах финансовых переводов и возврата эмигрантов. Её средний класс, привыкший к росту своего уровня жизни, обжёгся кризисом и сейчас двигается осторожно. Турция слишком зависит от экспорта, слишком нуждается в сырье. И так же, как Индонезия, имеет тревожный уровень безработицы молодёжи, с которым должна считаться не только в экономическом плане, но и в социальном».

Паоло Гуерриери, профессору международной экономики римского университета «Ла Сапиенца» и вице-председателю Института международных дел, СТИМ нравится наполовину: «Настоящую историю стран БРИК написал Китай или, лучше, Азия. Поэтому следующие четыре большие страны нужно искать там, в регионе, который становится новым двигателем мира». Если сделать выбор, то Гуерриери голосует за Вьетнам вместо Мексики, «слишком привязанной к США и их типично западному уровню роста». И если Турция его убеждает, то ЮАР из списка он бы вычеркнул: «Это было бы важное событие, если эта страна резко поднялась бы, но все же остаётся больше нашим пожеланием, нашей моральной необходимостью, связанной с её особенной историей, чем конкретной реальностью». На месте ЮАР он лучше видит африканских коллег из Египта, «невыполненного обещания Чёрного континента». Несколько лет назад они имели доход на душу населения Южной Кореи. Потом замедлились, но смогут снова быстро расти. То есть, ВИТЕ* лучше, чем СТИМ? Следующие годы покажут, кто выиграет пари.

*Вьетнам, Индонезия, Турция и Египет